Суббота, 24.08.2019, 08:28
Юрист Уфа (347) 2-66-31-99, 2-93-30-93, 8-917-36-88880 - "Лучшие юристы Уфы"
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Юрист уфа
Категории раздела
Обобщения и обзоры практики [1]
Наш опрос
Ваша любимая поисковая система?
Всего ответов: 99
Статистика юридических услуг

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
 Статьи
Главная » Статьи » Уголовный процесс » Обобщения и обзоры практики

Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за 1 квартал 2009 г. (утв. постановлением Президиума Верховн
Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации
 за 1 квартал 2009 г.
(утв. постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 3 июня 2009 г.

Судебная практика по уголовным делам

Вопросы квалификации

1. Квалифицируя действия лица, результатом которых явилось причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, повлекших её смерть, суд должен исходить не только из последствий содеянного этим лицом, но и из направленности его умысла к наступившим последствиям.
После совместного распития спиртного осуждённый С. и потерпевшая Я. на автомашине последней поехали кататься по городу. Находясь в автомашине, С. в ходе ссоры нанёс Я. удар кулаком по голове, от которого она потеряла сознание. Затем осуждённый похитил у потерпевшей ювелирные изделия.
В результате действий осуждённого потерпевшей были причинены телесные повреждения в виде ушиба головного мозга обеих затылочных долей, кровоизлияние под мягкие мозговые оболочки затылочных долей и мозжечка, кровоизлияние под твёрдую мозговую оболочку. От полученных телесных повреждений Я. скончалась на месте.
С целью скрыть совершённые преступления С. поджёг автомашину.
Действия С. квалифицированы судом (с учётом внесённых изменений) по ч. 1 ст. 105, ч. 1 ст. 158, ч. 2 ст. 167 УК РФ.
В надзорной жалобе С. указывал на то, что он не предвидел возможности наступления смерти Я. от одного удара по голове.
Президиум Верховного Суда Российской Федерации переквалифицировал действия осуждённого с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 4 ст. 111 УК РФ, предусматривающую ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.
Признавая С. виновным в убийстве, суд исходил лишь из самого факта причинения им тяжкого вреда здоровью Я., повлекшего смерть потерпевшей. При этом он не привёл в приговоре каких-либо данных, опровергающих довод С. о том, что он не предвидел возможность смерти Я.
Так, на предварительном следствии С. показал, что после совместного распития спиртного они катались с Я. на её автомашине по городу. Потом Я. остановила автомашину, стала "приставать к нему...", и он ударил её кулаком по голове. Я. откинула голову назад, а он ушёл домой. Через некоторое время, подумав, что он нанёс сильный удар, вернулся к автомашине и обнаружил, что Я. мертва.
Из протокола осмотра места происшествия видно, что труп Я. обнаружен в автомашине на водительском сиденье, голова трупа запрокинута назад.
Согласно заключению эксперта, черепно-мозговая травма могла быть причинена в результате одного удара кулаком в лобную область головы и при жизни потерпевшей квалифицировалась бы как тяжкий вред здоровью. После травмы Я. могла жить от нескольких секунд до нескольких часов, но не могла совершать активных целенаправленных действий. При оказании своевременной квалифицированной медицинской помощи она могла остаться жива.
При квалификации содеянного суд в приговоре сослался на то, что "С. нанёс Я. удар в голову и, видя, что она стала беспомощной, не оказал ей помощь...".
Между тем указанное обстоятельство (неоказание помощи потерпевшей) само по себе не свидетельствует об умысле С. на совершение убийства Я.
Других данных, позволяющих утверждать, что умысел осуждённого был направлен именно на причинение смерти потерпевшей, в приговоре не приведено.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 350-П08
 
2. Приговор в части осуждения лица по ст. 126 УК РФ отменён, поскольку захват и перемещение потерпевшей помимо её воли охватывались объективной стороной преступления, предусмотренного ст. 131 УК РФ, и являлись формой насилия, применённого к потерпевшей.
Установлено, что С., решив изнасиловать потерпевшую, заведомо зная о её несовершеннолетнем возрасте, путём обмана, обещая отвести девочку домой, привёл её в свой дом, где изнасиловал.
С. признан виновным и осуждён за похищение человека, совершённое в отношении несовершеннолетнего, а также за изнасилование с использованием беспомощного состояния потерпевшей, заведомо не достигшей четырнадцатилетнего возраста, по п. "д" ч. 2 ст. 126 УК РФ и п. "в" ч. 3 ст. 131 УК РФ.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила приговор в части осуждения С. по п. "д" ч. 2 ст. 126 УК РФ и дело в этой части прекратила за отсутствием в действиях С. состава преступления.
Судебная коллегия мотивировала своё решение следующим.
По смыслу закона, одним из признаков объективной стороны похищения человека, является изъятие и перемещение потерпевшего с целью последующего удержания в другом месте.
Вместе с тем при изнасиловании умыслом виновного охватывается как конечная цель преступления - половое сношение с женщиной (с лицом, не достигшим четырнадцатилетнего возраста) вопреки её воле и согласию, так и действия по достижению этой цели с применением физического насилия, угроз или с использованием беспомощного состояния потерпевшей.
Таким образом, действия С. по захвату и перемещению потерпевшей помимо её воли охватывались объективной стороной преступления, предусмотренного ст. 131 УК РФ, и являлись формой насилия, примененного осуждёнными к потерпевшей. Наличие умысла на похищение человека у осуждённого не установлено, и доказательств, подтверждающих его, в приговоре не приведено.

Определение N 38-О08-31
 
3. Контрабандное перемещение транспортных средств помимо таможенного контроля через Государственную границу Российской Федерации образует совокупность преступлений, предусмотренных ст. 188 и ст. 322 УК РФ.
Установлено, что А. и другие участники организованной группы занимались контрабандой автомобилей, угнанных на территории Московской области, для перегона на территорию Республики Казахстан. В пункте упрощённого пропуска через Государственную границу Российской Федерации осуждённые были задержаны с партией автомобилей.
По приговору суда А. и другие осуждены по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 188, ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 188 УК РФ и ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 322 УК РФ.
Осуждённый А., полагая, что составом преступления "контрабанда" охватывается незаконное пересечение Государственной границы Российской Федерации, в своей кассационной жалобе просил исключить из приговора его осуждение по ст. 322 УК РФ.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации оставила приговор без изменения, поскольку действия всех осуждённых были объединены общностью умысла, направленного на осуществление общей цели - контрабандного перемещения через Государственную границу Российской Федерации транспортных средств, содеянное осуждённым А. правильно квалифицировано судом как неоконченная контрабанда, совершённая помимо таможенного контроля, организованной группой, и покушение на незаконное пересечение Государственной границы Российской Федерации.

Определение N 25-О09-4
 

4. Если в получении взятки должностным лицом участвовал государственный служащий либо служащий органов местного самоуправления, не являющийся должностным лицом, содеянное им рассматривается как соучастие в получении взятки.
По данному делу установлено, что Д. (заведующая общежитием) выполняла роль пособника в получении взяток Л. (глава администрации городского поселения) и действовала в его интересах, получая вознаграждение из полученных сумм.
Согласно трудовому договору и должностной инструкции заведующий общежитием муниципального унитарного предприятия ЖКХ относится к категории технических исполнителей на определённом участке работы и подчиняется директору предприятия и начальнику ЖЭУ.
В соответствии с ч. 4 ст. 34 УК РФ лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье Особенной части Уголовного кодекса РФ, участвовавшее в совершении преступления, предусмотренного этой статьёй, несёт уголовную ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя либо пособника.
Суд обоснованно не признал Д. субъектом должностного преступления в смысле п. 1 примечания к ст. 285 УК РФ и квалифицировал её действия по ч. 5 ст. 33 и ч. 3 ст. 290 УК РФ.

Определение N 87-О08-17

Назначение наказания

5. При назначении наказания судом нарушены требования ч. 5 ст. 69 УК РФ, регламентирующие правила назначения наказания по совокупности преступлений.
По приговору суда от 20 февраля 2007 г. Е., судимый 4 октября 2001 г. по пп. "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ и 2 ноября 2006 г. по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в сумме 2500 рублей, осуждён по ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ) на 3 года лишения свободы со штрафом в сумме 2500 рублей по каждому из 13 эпизодов.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний назначено наказание в виде 5 лет лишения свободы со штрафом в сумме 10 000 рублей.
В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено наказание по приговору от 2 ноября 2006 г. в виде 6 месяцев лишения свободы и окончательно назначено, как указано в приговоре, 5 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в сумме 11 000 рублей.
Однако фактически, кроме 6 месяцев лишения свободы, суд присоединил и часть дополнительного наказания (в виде штрафа - одной тысячи рублей), назначенного по предыдущему приговору.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации изменила состоявшиеся в отношении Е. судебные решения и снизила назначенное ему по ч. 5 ст. 69 УК РФ дополнительное наказание в виде штрафа до 10 000 рублей.
Определение N 66-Д08-20
 
6. Дополнительное наказание не может быть назначено по совокупности преступлений, если оно не было назначено ни за одно из совершённых преступлений, входящих в совокупность (чч. 1 и 4 ст. 69 УК РФ).
А. и Г. признаны виновными и осуждены за то, что они, являясь должностными лицами, получали взятки в виде денег от предпринимателей.
Назначая наказание А. и Г. по совокупности преступлений, суд в соответствии со ст. 48 УК РФ лишил А. специального звания "капитан милиции", а Г. - специального звания "лейтенант милиции", не назначив им при этом дополнительное наказание за конкретное преступление.
Президиум Верховного Суда Российской Федерации исключил назначение А. и Г. дополнительного наказания по совокупности преступлений, поскольку лишение специального звания за конкретное преступление не назначалось.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 385-П08

Процессуальные вопросы
 
7. Защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого или обвиняемого (п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ).
Органами следствия П. обвинялся в участии в массовых беспорядках в составе организованной группы. Следствием утверждалось, что П. находился в подчинении у Ф. и совершал преступления, выполняя его прямые указания.
Во время предварительного следствия Ф. отрицал свою причастность к совершению инкриминируемых ему деяний.
Постановлением областного суда заявление государственного обвинителя об отводе адвоката М. удовлетворено.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации оставила постановление суда без изменения, а кассационную жалобу адвоката М. - без удовлетворения.
Согласно ч. 6 ст. 49 УПК РФ одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого.
Как установлено судом, адвокат М. оказывал юридическую помощь П., ранее осуждённому за совершение тех же деяний, в совершении которых обвинялся подсудимый Ф.
Суд верно указал в постановлении, что согласно предъявленному Ф. обвинению органами следствия ему определена в совершении преступлений иная роль, чем роль П.
Суд обоснованно признал, что интересы Ф. противоречили интересам П., что препятствовало участию адвоката М. в судебном разбирательстве дела в качестве защитника подсудимого Ф.
В ходе предварительного следствия постановлением следователя обвиняемому Ф. было отказано в удовлетворении ходатайства о допуске к участию в деле в качестве его защитника адвоката М. по указанным в нём основаниям. Это постановление в установленном законом порядке не отменено и вступило в законную силу.

Определение N 45-О08-50
 
8. На судью, рассматривающего в порядке, предусмотренном ст. 396, 397 и 399 УПК РФ, ходатайство осуждённого о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, требования ст. 63 УПК РФ о недопустимости повторного участия судьи в новом рассмотрении того же уголовного дела не распространяются.

Определение N 86-Д08-31

9. Удаление защитника из зала судебного заседания за нарушение порядка в судебном заседании не лишает его процессуальных полномочий как участника процесса.
Защитник М. была допущена судом к участию в деле наряду с адвокатом.
Ходатайство М. об ознакомлении её с частью протокола судебного заседания, а также её кассационная жалоба на приговор суда возвращены М. председательствующим без рассмотрения в связи с тем, что она была удалена из зала судебного заседания и поэтому участником процесса более не является.
Из протокола судебного заседания видно, что председательствующий своим постановлением удалил защитника М. из зала судебного заседания за систематические нарушения порядка судебного заседания.
Решение председательствующего о возвращении без рассмотрения ходатайства защитника М. и её кассационной жалобы на приговор по тому основанию, что в связи с удалением её из зала судебного заседания она более не является участником процесса, нельзя признать обоснованным и соответствующим требованиям закона.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации сняла данное уголовное дело с кассационного рассмотрения.
Дело направлено в областной суд для выполнения требований ст. 259, 354, 358 и 359 УПК РФ.

Определение N 35-О08-46сп

10. Неознакомление осуждённого с вердиктом коллегии присяжных заседателей послужило основанием для отмены кассационного определения.
Осуждённый П. после вынесения приговора и до рассмотрения уголовного дела судом кассационной инстанции заявил ходатайство об ознакомлении с вердиктом коллегии присяжных заседателей.
Однако председательствующий по делу это ходатайство оставил без удовлетворения, сославшись на то, что вручение копии вердикта коллегии присяжных заседателей участникам процесса законом не предусмотрено.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации ходатайство осуждённого об ознакомлении с вердиктом, направленное в Верховный Суд Российской Федерации, оставила без удовлетворения.
Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе осуждённого, отменил кассационное определение Судебной коллегии в отношении П. и передал дело на новое кассационное рассмотрение по следующим основаниям.
В соответствии с п. 12 ч. 4 ст. 47 УПК РФ обвиняемый, именуемый после вынесения обвинительного приговора осуждённым, имеет право на ознакомление с материалами уголовного дела по окончании предварительного расследования.
Эта норма уголовно-процессуального закона предполагает возможность ознакомления с делом не только на досудебной стадии уголовного судопроизводства, но и на его последующих этапах: после поступления дела в суд и после вынесения приговора.
В соответствии с требованиями п. 3 ст. 351 УПК РФ при рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора доказательства вины не приводятся, а лишь содержится описание преступного деяния со ссылкой на вердикт коллегии присяжных заседателей.
То есть содержание этой нормы закона свидетельствует о том, что вердикт коллегии присяжных заседателей является одной из основных составляющих приговора.
Согласно п. 3 ч. 1 ст. 378 УПК РФ в результате рассмотрения уголовного дела в кассационном порядке суд вправе принять решение об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство со стадии действий суда после вынесения вердикта присяжных заседателей.
Такое решение принимается в случаях несоответствия приговора вердикту присяжных заседателей.
Из смысла этой нормы закона следует, что осуждённый, как и другие участники уголовного судопроизводства, вправе знакомиться не только с приговором, но и с вердиктом присяжных заседателей и обжаловать приговор в части, касающейся несоответствия приговора вердикту коллегии присяжных заседателей.
Таким образом, лишение осуждённого П. права на ознакомление с вердиктом при наличии ходатайства об этом является нарушением его прав, гарантированных уголовно-процессуальным законом, влекущим в соответствии с ч. 1 ст. 381 УПК РФ отмену кассационного определения.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 16-П09
 
11. Вопрос изменения территориальной подсудности уголовного дела разрешается в порядке, установленном чч. 3, 4 и 6 ст. 125 УПК РФ, с участием всех лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются данным решением.
По делу установлено, что осуждённый Д. не принимал участия в судебном заседании при рассмотрении вопроса об изменении территориальной подсудности дела в отношении его.
В материале отсутствуют сведения об извещении Д. о дате, времени и месте разрешения вопроса об изменении территориальной подсудности дела.
По смыслу ч. 3 ст. 125 УПК РФ следует, что разрешение данного вопроса без участия заинтересованных лиц возможно лишь в том случае, когда указанные лица не настаивают на разрешении с их участием.
Постановление суда в отношении осуждённого Д. отменено.

Определение N 70-О08-21
 
12. Согласно ч. 3 ст. 125 УПК РФ заявитель должен быть своевременно извещён о времени рассмотрения жалобы.
М. обратился в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ на постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела.
Постановлением судьи жалоба М. оставлена без удовлетворения.
Судебная коллегия по уголовным делам областного суда постановление судьи оставила без изменения.
В надзорной жалобе М. просил об отмене судебных решений, поскольку он не был извещён о времени и месте судебного заседания, а кассационная жалоба его адвоката не была рассмотрена.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила определение областного суда по следующим основаниям.
По смыслу ч. 3 ст. 125 УПК РФ, заявитель должен быть своевременно извещён о времени рассмотрения жалобы.
Однако указанное требование закона выполнено не было, заявитель М. о месте и времени рассмотрения его жалобы не извещался.
Кассационные жалобы заявителя М. и его адвоката с материалами направлены на новое кассационное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Определение N 86-Д08-46
 
13. При рассмотрении заявлений о взыскании с осуждённых процессуальных издержек суд должен известить их о дате, времени и месте рассмотрения указанных заявлений, а в случае изъявления осуждёнными желания участвовать в рассмотрении этих заявлений судебное заседание должно быть проведено с их участием.
Постановлением суда от 12 сентября 2008 г. с осуждённых К. и П. (приговор от 9 сентября 2008 г.) взыскано в пользу федерального бюджета с каждого по 3007 рублей 30 копеек, состоящих из средств, затраченных на выплату потерпевшим и свидетелям денег за проезд в судебное заседание.
По этому делу, несмотря на то что решение вопроса о взыскании судебных издержек затрагивало интересы осуждённых, последние не были поставлены в известность о дате, месте и времени рассмотрения указанного вопроса. В результате этого они были лишены возможности высказать своё мнение по этому поводу, чем нарушено их право на защиту.
Судебная коллегия отменила постановление суда в отношении К. и П. и дело в этой части направила для рассмотрения в тот же суд в порядке, предусмотренном ст. 397 и 399 УПК РФ.

Определение N 1-О08-35
 
14. С учётом положений ч. 4 ст. 313 УПК РФ в случае участия в уголовном деле защитника по назначению суд одновременно с постановлением приговора выносит определение или постановление о размере вознаграждения, подлежащего выплате за оказание юридической помощи.
Как следует из материалов дела, адвокаты по назначению суда осуществляли в судебном заседании защиту интересов подсудимого Ш., который по приговору суда был оправдан за непричастностью к совершению преступлений.
Постановлением судьи заявления адвокатов об оплате их труда по защите подсудимого в судебном заседании оставлены без рассмотрения до вступления приговора в законную силу.
В кассационной жалобе адвокаты просили отменить постановление судьи, вынести решение об оплате их труда, ссылаясь на то, что суд в соответствии с ч. 3 ст. 313 УПК РФ был обязан одновременно с постановлением приговора решить вопрос о процессуальных издержках по данному делу путём вынесения отдельного постановления.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила указанное постановление судьи по следующим основаниям.
В соответствии с чч. 3, 4 ст. 313 УПК РФ в случае участия в уголовном деле защитника по назначению суд одновременно с постановлением приговора выносит определение или постановление о размере вознаграждения, подлежащего выплате за оказание юридической помощи.
Все решения, предусмотренные указанной статьей, могут быть приняты по ходатайству заинтересованных лиц и после провозглашения приговора.
Эти требования закона не учтены судом при рассмотрении заявлений адвокатов.
Судебная коллегия направила заявления адвокатов на новое судебное рассмотрение в тот же суд.

Определение N 83-О08-26сп
 
15. Согласно ч. 10 ст. 316 УПК РФ при постановлении приговора в особом порядке процессуальные издержки взысканию с подсудимого не подлежат.
Приговор по ходатайству М. постановлен в особом порядке, без проведения судебного разбирательства.
Судом постановлено взыскать с М. в доход федерального бюджета процессуальные издержки, связанные с оплатой труда адвоката, в размере 550 рублей.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации изменила приговор суда в отношении М., исключила взыскание с него в доход федерального бюджета процессуальных издержек, связанных с оплатой труда адвоката в размере 550 рублей, поскольку указанные процессуальные издержки в соответствии с ч. 10 ст. 316 УПК РФ возмещаются за счёт средств федерального бюджета.

Определение N 86-Д08-29

16. Кассационное определение отменено в связи с допущенными нарушениями уголовно-процессуального закона, которые выразились в обосновании судом второй инстанции своего решения доказательствами, признанными судом недопустимыми.
Как видно из материалов дела, опровергая доводы, изложенные в жалобах о недоказанности виновности осуждённых в незаконных действиях с огнестрельным оружием, в кассационном определении сделана ссылка на показания О., данные им в ходе предварительного следствия, а также на протокол проверки его показаний на месте.
Однако протоколы следственных действий, проведенных в ходе предварительного расследования с участием осуждённого О., в том числе протокол проверки его показаний на месте, исключены из перечня доказательств и в качестве таковых в приговоре не приведены.
Из содержания приговора следует, что указанные протоколы были исключены на основании ч. 6 ст. 49 УПК РФ в связи с тем, что в части обвинения по п. "а" ч. 3 ст. 126 УК РФ адвокат С. защищал подсудимого К., интересы которого противоречат интересам допрошенного с участием того же адвоката подсудимого О.
Согласно положениям п. 9 ч. 2 ст. 381 УПК РФ, основанием отмены или изменения судебного решения в любом случае признается его обоснование доказательствами, признанными судом недопустимыми.
Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, отменил кассационное определение и дело передал на новое кассационное рассмотрение.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 12-П09ПР
 
17. Вред, причинённый гражданину в результате уголовного преследования, в соответствии со ст. 133 УПК РФ возмещается государством в полном объёме, а своевременно не выплаченные взысканные денежные суммы согласно ст. 208 ГПК РФ подлежат индексации.
Постановлением областного суда от 13 июня 2007 г. в пользу К. возмещение вреда, причинённого ему незаконным уголовным преследованием, за счёт казны Российской Федерации взыскано 237 909 рублей 08 копеек. Указанное решение суда вступило в законную силу 9 августа 2007 г. и было исполнено 5 декабря 2007 г.
В связи с необоснованным удержанием должником причитающихся К. денежных сумм, он обратился в суд с заявлением об их индексации.
Постановлением областного суда от 27 октября 2008 г. заявление К. удовлетворено, произведена индексация присуждённых ему денежных сумм и постановлено взыскать в его пользу за счёт казны Российской Федерации 12 847 рублей 09 копеек.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации оставила постановление суда без изменения.
Доводы кассационной жалобы представителя Министерства финансов РФ о том, что период неисполнения судебного решения исчисляется по истечении предусмотренного ст. 242.2 Бюджетного кодекса РФ трёхмесячного срока, являются несостоятельными, поскольку указанная норма бюджетного законодательства носит пресекательный характер, направлена на защиту интересов взыскателя и не освобождает должника от обязанности выплатить присуждённые денежные суммы с учётом индексации за весь период неисполнения решения суда, который по смыслу ст. 210 ГПК РФ, следует исчислять с момента вступления решения суда в законную силу.
По смыслу закона, индексация подлежащих выплате в возмещение вреда денежных сумм с учётом индекса потребительских цен в соответствующем субъекте Российской Федерации позволяет обеспечить более реальную защиту прав взыскателя в условиях инфляции, а определение размера индексации с учётом роста потребительских цен в целом по Российской Федерации производится при отсутствии таких данных по субъекту Российской Федерации.

Определение N 35-О08-48

Судебная практика по гражданским делам
 
1. Вопросы, касающиеся возмещения реабилитированному имущественного вреда, восстановления его трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав, согласно ч. 1 ст. 135, ч. 1 ст. 396, п. 1 ст. 397 УПК РФ разрешаются судом, постановившим приговор.
П. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением к Министерству финансов Российской Федерации и Федеральному казначейству Российской Федерации о возмещении материального и морального вреда, причиненного в результате незаконного уголовного преследования.
Определением судьи в принятии заявления в части требований о возмещении материального вреда отказано на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ. В части требований о возмещении морального вреда заявление возвращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ.
Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определение судьи оставила без изменения, указав следующее.
Отказывая П. в принятии заявления в части возмещения ущерба, причинённого ему незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, судья Верховного Суда Российской Федерации обоснованно исходил из того, что указанное требование не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку рассматривается в порядке, предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.
Вопросы, касающиеся возмещения вреда реабилитированному, восстановления его трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав, в соответствии с ч. 1 ст. 396, п. 1 ст. 397, ч. 1 ст. 135 УПК РФ разрешаются судом, постановившим приговор.
В принятии заявления в указанной части требования на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судьёй отказано правомерно.
Что касается требования П. компенсации морального вреда в связи с нарушением его гражданских прав как реабилитированному, то такие иски предъявляются в порядке гражданского судопроизводства (ч. 2 ст. 136 УПК РФ), поэтому заявление в этой части требований судьёй обоснованно возвращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ в связи с его неподсудностью данному суду.
В статье 27 ГПК РФ, определяющей исключительную подсудность дел Верховному Суду Российской Федерации, приведен перечень категорий гражданских дел, подлежащих рассмотрению в Верховном Суде Российской Федерации в качестве суда первой инстанции.
Требование взыскания компенсации морального вреда, с которым обратился заявитель, не входит в перечень дел, предусмотренных ст. 27 ГПК РФ.
Таким образом, вывод судьи о том, что рассмотрение заявления в указанной части не относится к исключительной компетенции Верховного Суда Российской Федерации, правомерен.
Данные требования рассматриваются районным судом в качестве суда первой инстанции (ст. 24 ГПК РФ).
Оснований для принятия к производству Верховного Суда Российской Федерации по первой инстанции требований, не отнесенных законом к его исключительной подсудности, не установлено.
Заявление в указанной части в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ судьёй возвращено обоснованно.
__________________________________
* ГД ФС РФ - Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации
** СФ ФС РФ - Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации
*** СЗ РФ - Собрание законодательства Российской Федерации
Категория: Обобщения и обзоры практики | Добавил: economic (06.10.2009)
Просмотров: 836 | Комментарии: 1 | Теги: Юристы, судебная практика, Адвокаты | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Адвокаты Уфы © 2019
Поиск лучших юристов в Уфе
Юридические сайты
  • Адвокатура и адвокаты Уфы
  • Городской юридический центр Альфа Кодекс
  • Сайт адвоката Давлетшина В.И.
  • Обрщения к Президенту РФ
  • sitehistory.ru
    Используются технологии uCoz